Министр энергетики РК Канат Бозумбаев в интервью informburo.kz рассказал, когда наконец завершат модернизацию нефтеперерабатывающих заводов и сколько будет стоить бензин в обозримом будущем.

- Когда в стране появится свой бензин "Евро-4" и "Евро-5"?

- В интернете... как это слово? Часто про это говорят…

- Троллят?

- Да, троллят. Показывают и Школьника, и Мынбаева, а потом и Бозумбаева, которые только и обещают, что скоро будет бензин "Евро-4" и "5". И я вот всем сейчас говорю: ребята, в этом, следующем году бензин на 100% будет свой.

- Так всё-таки в этом или в следующем?

- Во втором полугодии нынешнего года начнётся работа на НПЗ, и уже в следующем году 100% потребности мы будем покрывать казахстанским горючим. Я думаю, уже в апреле-мае я сам объеду все заводы и повезу с собой журналистов.

- А объём? Достаточный, чтобы покрыть рынок Казахстана?

- 100% будет! И даже будут излишки – 1,5-2 млн тонн. Будем экспортировать.

- Точно-точно?

- Не могу однозначно сказать за "КазМунайГаз" и Шымкентский НПЗ, где есть ещё китайские акционеры. Но уже в этом году два нефтеперерабатывающих завода будут готовы: Атырауский НПЗ запустит каталитический крекинг (высокотемпературная переработка нефтяных фракций для получения высокооктанового бензина. – Авт.), а Павлодарский НПЗ запустит гидроочистку топлива (обработка нефтяных фракций водородом под высоким давлением и температурой. – Авт.). Это означает, что эти два завода перестанут выпускать бензин А-80. А начнут выпускать дизельное топливо и высокооктановые бензины категории К-4, К-5, что соответствует стандартам "Евро-4" и "Евро-5", а кроме того, они начнут производить авиационное топливо. Но Павлодарский НПЗ закончит каталитический крекинг где-то к концу первого полугодия 2018 года. Значит, о полных объёмах мы будем говорить во втором полугодии, когда и Шымкентский НПЗ тоже полностью закончит реконструкцию.

1

- И тогда потребности своего рынка наконец-то закроем? Уже в следующем году?

- В следующем году. И бензин у нас будет в профиците. Не дефицит будет, как сейчас, а профицит.

- А какие-то договорённости по экспорту уже есть? Может быть, соседи уже интересуются? Не Россия, понятно, а соседи с другой стороны?

- Ну, это же ясно, что будем отправлять в Среднюю Азию. Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан. Но узбеки у нас просят – вот сейчас и на встрече президентов это обсуждаться будет – экспортировать нефть на Ферганский НПЗ. Мы уже 170-200 тысяч тонн ежегодно им поставляем, но они просят пару миллионов тонн. Мы говорим: если вы дадите хорошую цену – то пожалуйста. А бензин экспортируем в Китай.

- А с ценами на бензин внутри нашей страны что всё-таки сейчас происходит?

- Я уже устал об этом говорить, но давайте ещё раз скажу.

- Давайте!

- Как формируется цена на внутреннем рынке? 70% бензина АИ-92 мы производим на собственных трёх НПЗ, а 30% импортируем из России. То есть сейчас у нас нет никакой независимости по бензину. Можно, конечно, зафиксировать цену на бензин и на заправках сделать её низкой – ну, допустим, 100 тенге. Но это означает, что 30% от нужного объёма мы недополучим. Импортёры не привезут, потому что они же не дураки – в убыток себе возить не будут. А заставить россиян снизить цены мы не можем. Поэтому государство на определённый период ввело свободное ценообразование.

 


 

Часто говорят, что у нас, мол, всё тут монополизировано... На самом деле более тридцати казахстанских компаний перерабатывают свою нефть на трёх наших НПЗ и продают по разным регионам страны. 12 компаний-импортёров нефтепродуктов работают у нас, и самые крупные – "Газпромнефть" и "Роснефть", которые привозят бензин с Омского и Уфимского НПЗ, иногда ещё с Волгоградского завода "Лукойл" привозит.

К сожалению, за последний год на границе с Казахстаном оптовая цена на импортируемый бензин выросла с 320 долларов за тонну до 515. Естественно, на рынке цена формируется за счёт миксования цены казахстанского бензина и импортного.

Поэтому как можно говорить, что цены поднимают факторы внутри страны? Хотя, конечно, они тоже есть.

- А можете назвать, какие конкретно?

- Простые факторы, очень простые. У трёх наших НПЗ сейчас низкая глубина переработки нефти. Если нефтяник поставляет нефть на Атырауский НПЗ, например, перерабатывает и продаёт уже нефтепродукты, то он зарабатывает в два раза меньше, чем продал бы сырую нефть на экспорт. Ну кто по своей воле будет терять 50% выручки?!

- Ну, у нас же административный ресурс в стране включить можно, если захотеть…

- Да, я не пускаю на экспорт, если они не поставляют на наши заводы. Но раньше они компенсировали свои расходы за счёт высокой экспортной цены, а когда цена упала в прошлом году до 28 долларов, практически все наши нефтяные компании ушли в зону отрицательной доходности, то есть стали нести убытки. Естественно, они напряглись и стали искать возможности повышения цены на внутреннем рынке. Мы их понимаем. Потому что нельзя бесконечно телёнка доить – надо, чтобы он жирной коровой стал. К сожалению, сейчас не тучные годы для них… И поэтому сегодня разница сокращена в значительной степени, особенно на ШНОСе где-то 30-40 долларов между продажей на экспорт и внутренним рынком переработки и продажи. И НПЗ после модернизации, в которую они вложили большие деньги, должны стать центрами прибыли, а не как сейчас – сидят на процессинге, просто перерабатывают и за это получают какие-то там деньги. Нужно изменить модель рынка и дать возможность зарабатывать им самим. Мы уже над этим работаем. Тем более что заводы станут частными.

- То есть все три НПЗ тоже приватизируют?

- Ну да! Сейчас идёт дискуссия, в какой форме: то ли через IPO вместе с национальной компанией – имеется в виду частичная приватизация госпакета, то ли отдельно. Я думаю, страшного ничего нет в этом. Частники всегда лучше управляют, чем государство.

 

 

- А после модернизации НПЗ проблему зависимости внутренней цены от внешних факторов удастся снять?

- Если говорить упрощённо, зависимость от импорта уйдёт. Но зависимость от формирования цен в России никуда не уйдёт. Если у россиян будет своя высокая цена, а мы будем держать низкую, то весь наш бензин туда уедет, потому что у нас прозрачные границы…

- А так уже было, да?

- Так уже было много раз! Поэтому мы всё равно по ценам будем где-то рядом находиться. Но что нас с вами утешает, мы сами станем управлять, решать, что нам делать с теми высокими доходами, которые получат НПЗ или нефтяники. А сейчас мы этого не можем, потому что это не наш продукт.

- Читатель меня не поймёт, если не спрошу: а прогноз по цене на бензин какой всё-таки? До конца года может, хотя бы…

- А какая погода в декабре этого года ожидается, скажите? А какой прогноз по цене на нефть в мире? Примерно такая же вероятность предсказать и цену на бензин.

- Но вы сами сказали, что волатильность цен на нефть влияет, но не напрямую…

- Но волатильность – она есть. И другие факторы внешние тоже есть. Что, например, российское правительство изменит в ценообразовании на нефтепродукты у себя в стране, вы можете сказать? Что господин Медведев подпишет? Я – не могу!

- Медведев заболел же, прямо сейчас ничего не подпишет…

(улыбаются оба)

- Вот и говорю: я не могу знать. Но я думаю, что по цене на бензин до конца марта изменений не должно быть вообще!

- А дальше как пойдёт?

- В апреле возможны изменения по дизельному топливу, и мы уже работаем, потому что значительная его часть пойдёт на посевную и немножко будет оголяться внутренний рынок. А импортировать дизтопливо из России значительно дороже. Если прямо сейчас привезти, то 140 тенге будет стоить. А пока у нас на заправках дизельное топливо 130 тенге стоит. Но это межсезонка. И нам надо как-то так сейчас исхитриться, чтобы не оголить внутренний рынок и одновременно удовлетворить потребности сельчан. А сельчанам дизтопливо будет продаваться по 105 тенге, если они будут брать с заводов вагонную норму, или по 117 тенге у операторов, которых будут выбирать акиматы.

- Это свежее какое-то решение на эту весну, на посевную?

- Да, это последнее решение: 117 у операторов или дешевле, если, допустим, какой-то крупный зерновик берёт с павлодарского завода вагонную норму, то может забрать по 105 тенге. Но сам оплачивает доставку и разлив.

- Насчёт прогнозов всё понятно… А как профильный министр автолюбителю можете ответить: переживать по поводу повышения цены или нет?

- Я тоже автолюбитель. Все должны переживать.

 

Источник: https://informburo.kz/interview/kanat-bozumbaev-v-etom-sleduyushchem-godu-benzin-na-100-budet-svoy.html